Top.Mail.Ru

Крикет России

информационно-новостной портал

Posta-Magazine: Шри-Ланка — крикет, чай и «серендипити»

Люди из мира моды и искусства путешествуют не так, как обычные туристы: они видят стиль и красоту в деталях, замечают их там, где другой просто пройдет мимо. И именно такие путешественники умеют влюблять нас в новые города и страны. Наш сегодняшний герой — г-н Игнатиус Джозеф (Ignatious Joseph) — известный дизайнер сорочек в сегменте люксовой мужской одежды, бренд которого легко узнаваем благодаря фирменным красным ботинкам и безупречным инновациям в классическом стиле. Игнатиус Джозеф основал свою компанию по производству рубашек более двух десятилетий назад, после многих лет в международном гостиничном бизнесе решившись променять «теплое место» на жизнь в моде — с ее страстью и непредсказуемостью. Именно этого Игнатиус Джозеф ищет и от путешествий. Он рассказал о поездке на Шри-Ланку, где он родился, но где не был много лет.

Серендипность — способность, делая глубокие выводы из случайных наблюдений, находить то, чего не искал намеренно. Среди характерных примеров «серендипити» называют, например, открытие рентгеновского излучения Вильгельмом Рентгеном.

Оккупация тропического острова Цейлон британцами длилась с 1815 по 1948 год: Шри-Ланка обрела независимость лишь 72 года назад. Она все еще остается членом организации — преемника Британской империи — Содружества Наций, продолжает наслаждаться крикетом в качестве одной из так называемых тестовых наций («высшая лига» крикета) и производит знаменитый чай.

Тестовый крикет является старейшей формой международных состязаний в этом виде спорта: матчи такого рода могут проходить только между полными членами Международного совета крикета, в данный момент насчитывается двенадцать команд подобного уровня.

Во времена Империи официальные англоязычные газеты размещали объявления о том, что важный чиновник или известный человек из Великобритании или «белых» доминионов прибыл на тропический остров. Посещая Цейлон, эти люди, являвшиеся в основной массе британцами, заселялись в легендарном отеле Galle Face в Коломбо, столице страны. Отсюда они отправлялись на инспекции или экскурсии на чайные плантации, которые доминировали в экономике страны.

В наше время газета The Ceylon Observer вряд ли объявит о моем приезде на остров, несмотря на определенную известность, которую я приобрел в пределах Содружества Наций. Мой последний долгосрочный визит сюда состоялся почти два десятилетия назад. Я прибыл в столицу, где меня встретило палящее солнце и тропическая жара. После одиннадцатичасового перелета такси мчало меня по улицам Коломбо из аэропорта в гостиницу: так я избежал очередной холодной зимы.
Как и в случае с другими знаменитыми отелями, в которых я останавливался, прибытие в легендарный Galle Face было волнительным. После приветствия швейцара, который встречает гостей отеля уже более 57 лет, последовал приятный разговор за чаем с управляющим. Улыбки хорошо обученного персонала напоминали мне о моих собственных начинаниях в области управления отелями на международном уровне. Этот прославленный отель был моим вторым домом на протяжении всей поездки на Цейлон.

Наследие, которое охватывает 155 лет, в сочетании с шармом и вниманием к каждой детали делает этот поистине великий гранд-отель живым культурным памятником, сочетающим историческое великолепие и современную утонченность.

С момента моего прибытия в этот тропический рай я хожу, миля за милей, по улицам и закоулкам разных цейлонских городов. После многолетнего отсутствия я хочу прочувствовать, произошли ли перемены в многообразии культур и в кулинарных привычках, не подстроились ли они к тому, что можно назвать «всемирным аэропортным стандартом» — с того момента, как я покинул остров полвека назад. Я стараюсь общаться и пробовать разные блюда и построить мостик дружбы между моей юностью и настоящим.

Наверное, я тогда был слишком молод, чтобы понимать многообразие моей страны. Сейчас же я заворожен этим миксом воспоминаний и новых впечатлений, открывая вновь свое прошлое и сталкиваясь с новыми для меня явлениями. Некоторые вещи я просто не замечал, пока рос на острове. Некоторые вещи — результат изменений и трансформаций, которые я пропустил во время моего отсутствия. В то время как многие места, где я жил или которые посещал, склонны хвастаться или выставлять напоказ, насколько они стали открыты для других культур и религий, моя родная страна всегда была компактным садом уникальных сообществ, во многом похожим на Королевский ботанический сад в Канди. Веками здесь существуют сообщества сингальцев, тамилов, мусульман, малайцев, христиан. Несмотря на политические конфликты и внутриимперские противоречия, обитатели Шри-Ланки разделяют с другими свою жизнь многими способами: на производствах, рисовых полях, чайных плантациях, в портах, деловых центрах, офисах и других местах работы.

Именно многослойность и смешение характеризуют эту нацию выдающихся игроков в крикет.

Есть что-то волшебное и какая-то экзотическая мистика и в этой тропической жаре. Прогулки по белым песчаным пляжам при свете луны притягательны и ни с чем не сравнимы. Немногие страны имеют такое количество мест, отнесенных ко Всемирному наследию ЮНЕСКО на такой небольшой территории. Два тысячелетия культуры Цейлона можно открыть для себя в древних местах, где легендарные храмы могут похвастаться утонченным декором. Более недавние памятники — это колониальные крепости от Галле до Тринкомали.

Улицы Шри-Ланки оживают под характерные звуки металлических лопаточек, намешивающих популярный деликатес «котту роти». Аккомпанемент оркестра из звуков моторов тук-тук, молитв буддистов, церковных и храмовых колоколов и молящихся имамов сопровождает жизнь местных жителей в их ежедневных ритуалах. Свободно бродят слоны. Водные буйволы скучают в рисовых полях, ожидая времени пашни. Обезьяны перепрыгивают с ветки на ветку. Конечно же я стал свидетелем дня «Пойя», когда шриланкийцы демонстрируют свое уважительное отношение к могуществу полной луны. Раз в месяц (и дважды в голубую луну) это государственный праздник, когда запрещено подавать мясо и алкоголь.

Poya Day — это буддийский праздник, который отмечается в день каждого полнолуния месяца. Таких праздников бывает в году 12 или 13.

А в другие дни почему бы не попивать арак сауэр — вкуснейший напиток, изготовленный с помощью дистилляции на основе кокоса, щедро сдобренный лаймом… Очень соблазнительно! Тук-туки — это приключение само по себе. Мой — ярко раскрашенный. Эта поездка становится чуть менее забавной, когда в нас врезаются, и мы вдруг оказываемся участниками столкновения сразу нескольких автомобилей. Мой водитель предлагает отвезти меня в храмы или к аюрведическому врачу или (это он говорит с многозначительным подмигиванием) в массажный салон. Но я буду доволен, если он просто довезет меня до конечной точки, невзирая на препятствия, которые могут возникнуть на загруженных дорогах Коломбо.

Арак — вид рома, национальный крепкий алкогольный напиток Шри-Ланки, изготавливаемый из сока нераскрытых цветков кокосовой пальмы.

Цейлон был первой страной в мире, в которой основали больницу — еще в IV веке. Мифические персонажи перемешиваются с историей, и я вновь вспоминаю легендарных национальных героев.

Помимо прелестей арака Шри-Ланка известна своими драгоценными камнями, корицей, пряностями и, конечно же, чаем. Чайные плантации заполняют холмы, где я брожу по тропам, наполненным ароматом многочисленных тропических цветов. Лучший чай настолько утончен, что даже пот собирателей чая может изменить его вкус. Много веков назад молодые чайные почки собирали тамильские девушки с помощью золотых ножниц прямо в золотые чаши. Самое первое прикосновение человеческих рук обеспечивало потрясающий вкус чашечки чая, достойной лишь губ императора. Сейчас на плантации возродили производство чая, к которому не притрагивается человеческая рука.

Чай сюда привезли из Китая британцы, развивая его производство в гористых районах. Я заказал чайник чая в одном из самых старых крикетных клубов на острове, в Крикетном Клубе Коломбо (ССС), основанном в 1863 году. Здесь, на местах перед павильоном, фанаты крикета и члены клуба смотрели матч из 50 оверов между Шри-Ланкой и Индией. Времени хватило ровно, чтобы насладиться пряным рисом и карри, прежде чем покинуть стадион (к сожалению, пропуская конец матча) и попасть на поезд до Джафны, столицы Северных провинций Шри-Ланки. Джафна — центр тамильского населения острова, но это уже другая история.

Англичане называли остров Цейлоном, для персидских торговцев это был Серендиб, отсюда пошло английское слово serendipity. Согласно древней легенде, три персидских принца из Серендиба столкнулись со счастливыми случайностями, которые привели их к исключительному успеху. Это кажется невероятно подходящим способом описать безмятежную страну, где я родился. Действительно, счастливая случайность.

Фото: Игнатиус Джозеф

Игнатиус Джозеф, специально для Posta-Magazine

Поделимся!?:
Surowce do produkcji suplementów diety. Free ad network. Bóle głowy a tlenoterapia hiperbaryczna.