Top.Mail.Ru

Крикет России

информационно-новостной портал

«ОФСОКР в лицах». Александр Сорокин. Родина и крикет

Мне было меньше годика, когда мои родители уехали в командировку в Индию. Конечно, взяв меня с собой. «Командировка» для меня продлилась почти 20 лет. Дели, Мадрас, Калькутта, снова Дели.

Индия стала мне второй родиной. Тут прошло мое воспитание, мое обучение, мое мировосприятие.

Индия – страна, которая принимает тебя или отталкивает. В моем случае – это была любовь с первого взгляда. Я стал частью ее, принял все происходящее вокруг и стал впитывать в себя, возможно, даже не осознавая этого.

Свободное время я проводил на улице, посвящая время спорту, уличным активностям. При этом, в вечернее время, с огромным удовольствием листал спортивные каналы: espn, sky sports и тд. Снукер, американский футбол, гольф, баскетбол и тд.

Лет до 7 в сторону крикета не особо смотрел – не хотел вникать в правила. Как ни странно, но именно всеобщая любовь к игре заставила меня присмотреться к этому странному спорту. Тестовые матчи или ODI со сборной Индией, и все – страна вымирает. Почти пустые улицы, дорожных пробок нет. Те, кто едет на работу, аккуратно и трепетно прислоняют радио к уху и вслушиваются в каждый свинг мяча. А если игра со сборной Пакистана – все! Экономика страны берет паузу на время игры. Все разговоры только о крикете! Именно в разговорах я получил первый заряд игры. Далее были имена – Капил Дев (Kapil Dev), Санни Гаваскар (Sunil Gavaskar). Я, уже как настоящий индиец, стал смотреть, потихоньку разбираться, и болеть за сборную Индии.

К тому моменту мы уже были в Калькутте – культурной столице Индии. Именно тогда, настали тяжелые времена для России – 90-е годы. Русские люди уезжали обратно на родину, а их замены не приезжали. Консульство, Торгпредство, Культурный центр стали пустеть, российских друзей почти не осталось. Но, как ни странно, мне не было грустно от этого факта, ведь на улице меня ждали охранники, садовники, электрики, библиотекари. Вместе с ними мы играли крикет. Иногда вдвоем (один подает, другой отбивает), а иногда и целой командой.

Мой отец, в тот момент, возглавлял Культурный Центр в Калькутте. Он у меня суровый, человек строгих нравов. Получал я за проступки свои часто… но только не за крикет. Я мог случайно разбить стекло мячом, но в ответ только строгий взгляд из его кабинета. Даже работники, со временем, перестали вставать в ступор, видя отца во время игры. Видимо, уже тогда, отец, что-то знал больше и не разгонял нас.

Важен и другой момент, в 90-е годы в Калькутте, одним из лучших кинотеатров по активности считался зал в русском Доме Горького (Культурном Центре). Премьеры, важные встречи, мероприятия проходили у нас. Не прошел мимо и крикет. Так, я лично видел и жал руки Сачину Тендулкару (Sachin Tendulkar), Саураву Гангули (Sourav Ganguly) и многим другим. Мне повезло видеть восхождение этих двух великих игроков, которые на долгие годы стали грозой для всех команд. Вообще, стоит отметить, то время было золотым. Каждая команда была уникальной. Команда Пакистана в лице Вакара Юниса (Waqar Younis), Сахида Африди (Shahid Afridi), Имрана Хана (Imran Khan), Соахиба Актара (Shoaib Akhtar) сводила с ума. Подачи пакистанцев с их сумасшедшими и непонятными свингами просто пугали – настоящие и непредсказуемые пушки. И вроде бы, я должен болеть против, но их индивидуальность «цепляла» и заставляла уважать игру. Команда Шри-Ланки – Санат Джаясурия (Sanath Jayasuriya), Марван Атапатту (Marvan Atapattu) – для меня они стали воплощением интеллигентности в игре, а глаза Мутии Муралитарана (Muttiah Muralitharan) перед подачей я запомнил на всю жизнь. Команда ЮАР и Вест-Индии – настоящие доминанты – мощные подачи вкупе с шестерками заставляли ждать их игры. Брайан Лара (Brian Lara) и Крис Гейл (Chris Gayle) – творцы рекордов. Команда Австралии всегда выделялась талантами, но самый большой – лично для меня – волшебник Шейн Ворн (Shane Warne). Что он творил с мячом было против законов физики, глаза и мозг входили в ступор. Новая-Зеландия, Англия, даже наблюдал первые игры Зимбабве, когда из мальчиков для битья они стали превращаться в крепкую сборную.

Крикет – стер мои границы болеть за одну команду. Индивидуальность спортсменов научила получать настоящий кайф от игры. В крикете нет ничего невозможного, все может перевернуться с головы на ноги и наоборот.

И опять, мне везло, видеть данные игры вживую! Смотрел онлайн матчи сам, с друзьями, пару раз был на стадионе в Калькутте на игре сборной Индии.

Потихоньку, играя на заднем дворе, стоя с битой я представлял себя Сачином Тендулкаром. Вместо викетсов, позади меня, стоял стул, который я всячески защищал от теннисного или резинового мяча.

Потом была местная школа (Calcutta International School), где любимым учитель физкультуры Шуш ставил меня в сборную крикета младших классов. Скоро вернулся мой лучший друг в Индию и нас стало двое русских, играющих в крикет.

А далее, долгая пауза «вне игры», только просмотры по телевизору. И вот, лет мне 28, и я знакомлюсь с Горовом — Джоном, человеком, который вернул меня обратно в крикет. Именно от него узнаю и получаю приглашение поиграть в крикет в МГУ за команду Russian Cricket Club…. Но, это уже совсем другая история, о которой я подробно расскажу.

Читайте также:
«ОФСОКР в лицах». Борис Жаркий. Знакомство с крикетом
«ОФСОКР в лицах». Андрей Курленко. По волнам воспоминаний
Сергей Третяк: «Наша миссия – развивать крикет»
Дмитрий Макаров: «Сейчас исторический момент в развитии Российского крикета»

Сорокин Александр

Поделимся!?: